Революция, Европа и гибель СССР.
История. Политика. Национализм.
Правда. Статистика. Латвия.

Памяти Атлантиды.

Революции никогда и нигде не приносили добра, а Европа так и не поняла, что гибель СССР не была для нее благом. Она страшилась Союза, как некогда России, и перед лицом надуманной опасности не ощущала таящихся в собственных недрах недугов. Разбухшее, сытое тело объединившихся в один организм стран существует в мнимом благополучии, принимая осколки ушедшего миропорядка за нечто единое и несокрушимое.
Впитывая в себя все новых "братьев меньших", Европа увлечена их обихаживанием и воспитанием и в мелочной суете повседневных забот забывает, что "золотой век" придуманного единства — это всего лишь иллюзия, сказка, которую совсем недавно пытались воплотить в жизнь в погибшем СССР.

Но мир, как всегда, бездумен… По устоявшейся традиции, в каждом очередном несчастье, случающемся в России, ретивые поисковики непременно ищут следы заговора либо против страны в целом, либо против президента, либо… Да мало ли против кого еще можно плести заговоры? Конечно, российская история богата тайными сговорами с последующими "оргмероприятиями". Примером последнего, "мягкого", без убиения жертвы, было смещение Хрущева, а предпоследним — им же организованное убийство Берия, как утверждают знающие люди, осуществленное по классическим канонам жанра, включая выстрел в затылок.

Что касается событий последних двадцати лет, связанных с разрушением тысячелетней Руси, то здесь вряд ли стоит озабочиваться поисками заговорщиков. Заманчиво, конечно, обвинить в авторстве наших несчастий кого–нибудь со стороны, ну хотя бы того же Алена Даллеса с якобы разработанным им некогда планом погубления СССР. Благо фигура подходящая, в свое время глава ЦРУ — ему и карты в руки. Беда в том, что нет мало–мальски достоверных сведений о решающем участии в судьбе нашей страны каких–либо импортных персонажей. Конечно, попытки напакостить извне были на всех этапах нашей истории, но решать участь отчизны было дано нам, и все мы внесли в произошедшее свою посильную лепту.

Писатель Борис Олейник, народный депутат СССР последнего созыва, украинец, полтавчанин, честнейший и чистый человек, лет десять назад написал книгу "Князь тьмы". Это не просто книга, это боль, воплотившаяся в строчки. Это крик, звучащий из уст его отца, погибшего в Отечественную войну, с упреком сыну: "Как же ты не сберег, сынок, то, что я сохранял для тебя ценою своей жизни?!" Всю вину писатель возлагает на Горбачева. Он не снимает ответственности и с других, но средоточие зла — это все–таки Горбачев. Это он — "князь тьмы", или "князь мира сего", или попросту сатана.

О роли экс–президента в гибели страны говорилось многое. Спору нет — был он властителем слабым и лукавым, но обвинять его в сознательном предательстве все же рискованно. Хоть и стремится он представить себя этаким опереточным злодеем, втайне вынашивавшим идею изменения политического строя, трудно в это поверить. Он не из категории заговорщиков, а скорее из разряда глупцов, случайно получивших необъятную, бесконтрольную власть над судьбой страны. В обширной публикации в "Литературной газете" известный политолог профессор Ципко грудью встает на защиту Горбачева, начисто отметая всякие домыслы о его предательстве. Единственное, что он ставит в вину экс–президенту, — ошибку, просчет в прогнозах развития событий. Бедняга профессор! Он забыл крылатую фразу: "Это больше, чем преступление, это ошибка!" В современной истории ошибка Горбачева по масштабам спровоцированных ею последствий может быть сопоставима разве что с безумным планом Гитлера о завоевании СССР. Любой мало–мальски думающий политик обязан был обратить внимание на знаковую фразу, настойчиво зазвучавшую на заре перестройки: "Разрешено все, что не запрещено". Именно с нее всегда начинаются анархия, разруха, развал, ибо невозможно создать совершенную систему запретов, обеспечивающих одновременно и свободу, и ограничение. Свобода — это в первую очередь разумное самоограничение, а не разрушающая вседозволенность. Как замечательно сказал о. Андрей Кураев: "Свобода движения моей руки кончается там, где начинается лицо другого человека". Именно эта мудрая истина была отвергнута и в прямом, и переносном смысле.

Начало конца, а за ним и все остальное было обусловлено тем, что у страны не оказалось защитников. Члены ГКЧП пытались решить проблему ее спасения, не понимая, с каким общественным явлением имеют дело. Они полагали, что можно обуздать непокорного джинна стандартными советскими наработками: призывами, указами, угрозами. Они не понимали, что перед ними — бунт, имя которому революция. Из их числа один только генерал Варенников, прошедший войну, видел, что к власти рвутся враги России и справиться с ними можно лишь способом молниеносного силового подавления, нейтрализации зачинщиков вплоть до их физического устранения. Не случайно впоследствии генералу будут упорно приписывать требование уничтожить Ельцина. Но Варенников, к сожалению, находился в Киеве и не принимал непосредственного участия в оперативной работе ГКЧП, руководители которого в Москве были подобны патронам в пистолете со спиленным бойком. Самому "коллективному руководству" не хватило решимости, а над ним не было никого, кто мог бы отдать нужный приказ. Нейтрализовать Ельцина мог Борис Пуго, министр внутренних дел, но он был в той же обойме, в том же пистолете. Ему достало сил вместе с женой уйти из жизни, но это свидетельство скорее малодушия, чем героизма. Заявив: "Он (Горбачев) предал всех", Пуго не рискнул ради спасения страны самостоятельно вмешаться в события и повлиять на их ход.

Принято считать, что страна раздробилась на осколки благодаря решениям, принятым тремя негодяями в Беловежской Пуще. Это неверно. Истоки ее развала в далеком 1985-м, когда у кормила оказался тот самый "князь тьмы".

Ну а Ельцин? Это двуногое, которого и человеком–то именовать как–то неловко, пьяное, ведомое, глупое — довершило начатое, действуя с ловкостью общеизвестного слона.

Организаторы бунта с гордостью утверждают, что их революция была бескровной. Ну, это как смотреть. Февральская — 1917 года тоже считалась бескровной, так, во всяком случае, утверждал и немало этим гордился один из ее отцов — А. Ф. Керенский. Только вот почему–то кое–кому приспичило вешать на фонарях городовых, а дальше — больше. Штурм Зимнего тоже напоминал хорошо сыгранный спектакль, но последствия этой постановки обошлись зрителям то ли в 10, то ли в 20 миллионов жизней.

Так и горбачевско–ельцинское действо формально сопровождалось тремя случайными жертвами. Но потом, потом… За 20 лет не было во взорванной стране уголка, где бы в очередной раз не тряхнуло.

Государство — это сосуд, и когда он разрушается, его стенки рассыпаются на множество осколков, начинающих безжалостно ранить тех, кого они ранее защищали. Оружие, предназначавшееся для обороны от внешнего врага, начинает стрелять в граждан бывшей своей страны. Труженики из силовых структур, отставленные за ненадобностью, сбиваются в бандитские содружества и занимаются лихим промыслом. Почтенные хозяйственные и партийные деятели увлеченно предаются подзаконным грабительским занятиям, погружая некогда вверенных им трудящихся в прогрессирующую нищету…

Прав, прав был наш замечательный мыслитель Иван Лукьянович Солоневич, говоря: "Империя — это мир!"

Сквозь призму ностальгических воспоминаний очертания будущего плохо различимы. Еще сложнее рассмотреть в нем фигуру того смельчака, который решится… нет, не на поиск сгинувшего континента! Прошлое рядом, но оно невозвратимо. На движение в будущее, где будет комфортно всему народу страны. Найдется ли храбрый человек? Непременно. В России всегда ожидали героев и охотно следовали за ними. Наберемся терпения.
Автор: (В. ПОПОВ)

+++++++++++++++++++++

*Хроника безвременья.*

Летопись эпохи Атмоды — безжалостная правда о дилетантах и стяжателях Никто не забыт и ничто не забыто. Мы связываем эти крылатые строки с героями военных сражений. Но и мирное время имеет своих «героев», портреты и деяния которых для нас сберегают скромные летописцы, собиратели фактов. Скрупулезно разложенные по полочкам, они выстраиваются в цельную картину новейшей истории. Леонид Любимов — один из таких летописцев.
Последняя его книга, сигнальный экземпляр которой я держу в руках, называется «Атмода со слезами на глазах. Хроника безвременья». Вроде сама работаю в прессе, и все, что происходило в первой половине 90-х — в политике и экономике, еще свежо в памяти. И тем не менее в книжке Любимова нашла многое, что или не попало в поле зрения, или чему не придавалось тогда значение. А в стройной хронологии стало явным, зримым и.. ужасающим. Сознательно опущу политическую канву тех лет — пленумы, конференции, референдум, опрос, баррикады, ГКЧП, ОМОН, мешки КГБ...
Лично мне более любопытна экономическая составляющая минувшего десятилетия.

Карт-бланш для номенклатуры

С чего, например, начался закат сельского хозяйства Латвии?
Может быть, многие подзабыли, а вот Леонид Любимов помнит, потому что он, как сын потомственного латвийского крестьянина, вернувший наследные гектары, на собственном опыте испытал все странности земельной реформы по-латвийски.
Началась она с Указа Верховного Совета СССР «Об аренде и арендных отношениях», который был встречен в Латвии на ура! Этот указ позволял бывшим колхозникам брать в аренду землю и хозяйствовать самостоятельно.
На базе этого документа 6 мая 1989 года в Латвии был принят республиканский закон «О крестьянских хозяйствах в Латвийской ССР». Крестьянам он обещал кредиты на строительство, приобретение техники, инвентаря, мелиорацию земель, устройство дорог и линий электропередачи — за счет государства. Но был в законе один «крючочек» — статья 3: крестьянское хозяйство считалось созданным с момента принятия райисполкомом решения о выделении крестьянину земельного участка.
«Происходило по библейскому принципу: да будет свет — и стал свет. Так райисполкомы творили «крестьянские хозяйства» в один момент... Только это не для всех, а для избранных. В Латвии этот закон не был рассчитан на крестьян, как считал Горбачев. Он был нужен зарождающейся в Латвии новой властной номенклатуре — от верхушки Верховного Совета до людей, готовых на криминал. Именно они начали прибирать к рукам лучшие земли», — вспоминает Любимов, сам потерявший отцовский хутор, доставшийся племяннику небезызвестного Петериса Табунса, «комиссара» Латвийского радиокомитета.

«После выхода этого закона начался строительный бум. Виллы, дворцы и целые усадьбы росли как грибы после дождя в живописных местах Латвии», — свидетельствует автор хроники и приводит примеры захвата земли членами правительства, их родственниками и прочими «шишками». В этом списке — предсовмина В. Бресис, его зам А. Чепанис, замминистра с/х А. Шкеле, кандидат на пост министра по доходам В. Криштопанс, инструктор идеологического отдела О. Кехрис...

А вот колхозникам и наследникам земли, желавшим возродить хозяйство, выделение наделов тормозили, кредитов не давали, да еще и отговаривали — зачем вам земля, мол, за нее большие налоги платить придется...
Так, разрушив колхозы, взамен наплодили липовых фермеров, которые ничего не производили, но прибрали к рукам пашни, луга и кредитные средства, предназначенные на развитие сельхозпроизводства. Это был только первый шаг к грядущему упадку села, а добили его другие хитромудрые решения.

Великий поворот бензиновых рек.

Отдельная глава — нелегальный транзит через Латвию нефтепродуктов. Как он начинался? Л. Любимов рассказывает предысторию латвийской контрабанды. Опыт был накоплен еще до войны. В 1939 году Советский Союз по заключенному торговому договору обязался снабжать Латвию по потребности горючим, а также металлоломом, хлопком, техникой и др. И хотя вся Латвия жила по карточкам на керосин, высшее чиновничество не без одобрения Карлиса Улманиса отправляло составы с горючим на Запад. «Немцы брали все, что Латвия отдавала и хорошо оплачивала. Для Германии, которая вела войну в Европе, это была находка, а для латвийской высшей бюрократии — нажива».

То же самое повторилось и во второй половине 90-х! В Латвии была создана нелегальная фирма, которую позже занесли в Регистр под названием «Энергобалт». «С Москвой было согласовано, что поступающее в «Энергобалт» горючее пойдет на нужды Латвии... В действительности же это горючее в большинстве пошло транзитом на Запад. А вскоре «для личного контрабандного бизнеса с нефтью правящая верхушка, уже имея опыт с РАО «Энергобалт», обретя независимость, начала строительство тайного нефтеперевалочного порта на Саркандаугаве... без каких-либо охранных сооружений, игнорируя рядом расположенный жилой массив Твайку».
И при этом Годманис в марте 1992 года полетел на Ближний Восток «добывать дешевое горючее для посевной», как он заявил прессе. Правда, вместо Кувейта премьер оказался почему-то в Старбурге на Зимней олимпиаде. А вернувшись, подписал конфиденциальное письмо украинскому коллеге В. Фокину о переработке украинской нефтяной компанией 5 млн. тонн тюменской нефти. И вскоре в Вентспилс морем прибыл бензин для «посевной». «Там моряки удивились: сами не могут справиться с прибывающими нефтепродуктами по железной дороге... а тут на встречу прибыл и оказался тем же советским бензином 76-й марки в количестве 10 000 тонн. Его привезли из Дании как гуманитарную помощь... от Тайваня».

Дивны дела твои,
Господи!

Но и «тайваньско-украинский» бензин был продан на экспорт!
Интригующие нюансы этой и других нефтяных афер, к которым был причастен премьер, тоже подробно расписаны в хронике латвийского историографа.
Прошло всего два года со дня провозглашения независимости с песнями и слезами на глазах, а размах топливной контрабанды достиг чудовищного размаха. «Составы с горючим адресовались в Балтию несуществующим воинским частям. В Литве и Латвии их перехватывали представители Дудаева и направляли в Вентспилс.
Значительная часть сибирской нефти Дудаевым покупалась за посылаемые из Латвии российские рубли, за что латвийские правители получали долю из поступающих на экспорт нефтепродуктов. Под предлогом, что Россия не обеспечивает Латвию достаточной рублевой наличностью, 7 мая 1992 года был введен в обращение латвийский рублис стоимостью 1:1».

Как Латвия стала великой экспортной державой

Леонид Любимов раскрывает анатомию двойной экономической политики первых правителей свободной Латвии. Одна — теневая, скрывающая контрабандный транзит, и другая — гласная и лживая — для народа. Махинации с депозитами, сертификатами, гуманитарной помощью, международными кредитами, «прихватизация» — все этапы большого пути нашли отражение в хронике безвременья. А можно назвать ее и театром абсурда.

Автор напоминает: тогда у нас резко возросли цены на продукты, и жители массово ездили закупаться в Литву, Эстонию, Белоруссию (там было дешевле) — и в то же время Латвия по международным договорам продавала продовольствие в СНГ, Азербайджан и... на Кубу! Но получило ли правительство деньги за отправленную продукцию, даже депутаты Сейма не узнали.
Особенно много места в «Хронике безвременья» уделено фигуре Годманиса. Это наш славный физик-премьер, напоминает летописец, с конца 91-го года по-диктаторски распорядился снять со счетов предприятий в Госбанке денежные средства: прибыль, экономию по зарплате и др., чем подорвал нормальную хозяйственную деятельность промышленности. Из-за этого она к осени 1992 года оказалась в кризисе.

Это Ивар Годманис 5 июня 1992 отменил свое же майское распоряжение о вывозе из Латвии цветных металлов только по специальным разрешениям. После этого вывозить стратегическое сырье стали без всяких ограничений, заплатив только соответствующую пошлину. Да только невысока она была, потому что в итоге растащили за бесценок не только все материальные госрезервы (cм. «Вести Сегодня» от 5.06.2002 «Продам кусочек родины»), но разграблению подверглись и все ведомства, у коих были цветные или черные металлы. «На железных дорогах срывались электротяговые провода, на стыках рельсов снимались медные перемычки... То же испытывали и «Латвэнерго», и связисты.
Разрушались трансформаторные будки, взламывались электродвигатели, выкапывались кабели. Но правительство Латвии оставалось глухим к потоку жалоб предприятий. Лично Годманиса это тоже не волновало».

Независимые эксперты PDW подвели экономические итоги 1992 года:
«Большая часть денежного оборота проходила вне банков, летом — только 20% через банк, а в декабре — всего 9%, капитал переводится за рубеж. Сбежало порядка 10-15 миллиардов долларов»
— это выдержка из доклада, опубликованного в моей родной «СМ» от 5.02.1993 г. С этими выводами согласился и министр финансов Э. Силиньш, подавший в отставку из-за несогласия с политикой правительства.
По подсчетам российских экспертов, российские нефтяные компании оставляли в Латвии за провоз и перевалку только в Венстпилсе больше миллиарда долларов в год. И в то же время народ тонул в нищете. А по нему нанесли еще один удар — очередная денежная реформа уменьшила вклады населения в 200 раз. «Газета «Яуна авизе», — цитирует летописец, — от 12.06.1998 И. Годманиса за ограбление вкладчиков Сбербанка и другие финансовые авантюры сравнила с Пол Потом, кровавым кампучийским диктатором». Между тем г-н Годманис со спокойной совестью вновь идет «локомотивом» от «Латвияс цельш» на новых выборах!

Пир во время чумы.

— вот что устроили господа в пикейных жилетах, дорвавшиеся до власти в маленькой республике. Чего стоят развлекательные заграничные вояжи под предлогом опять же заботы о крестьянах. Например, в Париж в разгар уборочной Годманис с командой ездили якобы закупать опять же дизельное топливо для крестьян, но попали аккурат на торжества в честь взятия Бастилии. А крестьянам в это время не платили за сданное молоко, из-за засухи гиб урожай, горели леса... Чиновники начали психологически готовить народ к голоду и буржуйкам. На пресс-конференции 27 июля 92-го Годманис сделал сногсшибательное заявление: «Латвия должна жить в нищете!»
Для многих жителей Латвии этот вызвавший шок прогноз, от которого струхнувший премьер постарался позже откреститься, сбылся на все 100%. Зато по количеству миллионеров Латвия сегодня не уступает самым богатым странам Запада.
Автор: Н. СЕВИДОВА (2002)

+++++++++++++++++++++++++++

Военные танцы возле берлоги.

Миром правит экономика. Это как раз и есть та невидимая рука, о которой говорят, что она все регулирует, и которая определяет направление развития и все события в нашем мире, где теперь властвует рынок. Если в мире что–то происходит, то только потому, что на этом кто–то зарабатывает. Высокие идеалы больше не употребляются — они ничего не стоят. А все остальное стоит больших денег.
С самого нашего второго рождения мы воюем с Россией. Воюем совершенно самоотверженно и героически — ведь наши весовые категории отличаются в 65 раз. Такой "героизм" дорогого стоит — это война мышки со слоном, никакой победой тут не пахнет. Воюем, будто бы за какую–то светлую национальную идею — получить извинения.

Кто же зарабатывает на нашей такой светлой, героической и национальной войне? Во всех войнах зарабатывает военно–промышленный комплекс. Это всем ясно. Но у нас в Латвии его нет, как нет и серьезной промышленности, наша промышленность на войне с Россией только теряет, так как Россия была (до начала этой войны) рынком сбыта ее товаров. В результате войны с Россией эти рынки были утеряны и предприятия поумирали. Подозревать наших промышленников в разжигании латвийско–российской "холодной" войны нет никаких причин. Не тот у нас промышленный комплекс.

Наших крестьян тоже вроде нет причин подозревать, что они ради получения каких–то мифических извинений от России прекратили поставлять туда молоко, мясо и масло, для этого сократили свое производство (и заработки) в четыре раза и от этого получают восторг и моральное удовлетворение. Среди крестьян таких извращенцев не бывает — суровые условия их жизни не позволяют им появиться. Наши рыбаки, которые уже разрезают свои сейнеры на металлолом, да и обанкротившиеся знаменитые предприятия "Юрас лицис" и фабрика "Кайя", где остались без работы 1600 человек, тоже явно на этой войне не заработали. А как главный приоритет нашей экономики — наш транзит? Главная надежда нашего расцвета. Тоже одни потери. Доля нашего крупнейшего порта — Вентспилса в балтийском грузообороте в результате войны сократилась с 40 до 14% — в 3 раза, а по грузообороту Латвия из лидеров в транзите переместилась на последнее место. Для транзита война — одни потери. И немалые — сотни миллионов латов.

Что же происходит? Все наши теряют! И мы — самая бедная страна и ЕС, и Прибалтики, это уже все знают на своей шкуре. Но нет, оказывается, не все! Некоторые на этом процессе хорошо зарабатывают.

Оказывается, на нашей войне с Россией очень прилично зарабатывают латвийские банки. Я здесь специально говорю "латвийские", а не "наши", потому что они в большинстве своем не наши, они на 60% принадлежат иностранцам — это они зарабатывают на нашей войне с Россией. И это за их интересы мы так самоотверженно воюем, воображая, что в этом скрыта какая–то светлая национальная идея. По этому поводу один большой военный знаток, всю жизнь проведший в войнах, прусский король Фридрих II сказал, что, "если бы наши солдаты понимали, из–за чего мы воюем, нельзя было бы вести ни одной войны". Наше счастье — мы этого не понимаем.

Почему все отрасли нашего народного хозяйства теряют, а банки зарабатывают? Все очень просто — через линию фронта, конечно, нельзя торговать. И нефть через линию фронта не течет. Но линия фронта очень подходит, если за ней надо прятать капиталы. Особенно разные сомнительные, уведенные от налогов, таких полно рождается в российской сумятице. Линия фронта — самое надежное укрытие во всех случаях. Об этом хорошо помнят наши "доблестные" легионеры, которые в конце войны попробовали сбежать и спрятаться в Швеции. Как только в Курляндии пропала линия фронта, шведы сразу, по первому требованию, отправили их в Союз.

Латвийские банки рекламируют себя: "Мы ближе, чем Европа!" Но они не только ближе, но и лучше, чем Европа. Европа с Россией не воюет. И это ее слабость. Уже много раз российские прокуроры договаривались с европейскими и получали то, что там разные российские воры пытались спрятать. Но не было таких случаев с латвийскими прокурорами — их бы сразу окрестили предателями нации и выперли на другой же день. Латвия по отношению к России — абсолютно надежное убежище. Наглядный пример — неожиданный прилет Березовского. Он прилетел без всякой подготовки, сделал то, что ему было надо, и улетел. И никому никакой Интерпол и международный розыск даже в голову не приходил. Фронт очень надежно прикрывает от всего!

Что латвийские банки зарабатывают за этим фронтовым прикрытием, которое мы самоотверженно им обеспечиваем? Мы знаем, что Латвия отстает от своих соседей во всем — и в зарплате, и в пенсиях, и в здравоохранении, долго все перечислять. А в активах банков латвийские банки на 35% обгоняют и литовские, и эстонские банки. И эти 35% не мелочишка — в натуральном выражении они составляют 2,6 миллиарда евро! И самих банков в Эстонии — 8, в Литве — 13, а в Латвии — 23, больше, чем в Литве и Эстонии вместе взятых.

Прибыль всего народного хозяйства Латвии в 2003 году составила 346 миллионов латов, в 2002 году — 226,4 миллиона, еще меньше. И зарабатывали эту прибыль во всей Латвии миллион человек — в среднем по 528 USD на человека в год выходит. Очень жидко! А банки в пошлом году своими 8416 сотрудниками заработали прибыли 82,5 миллиона — почти по 18519 USD на каждого своего сотрудника, в 35 раз больше! Почувствуйте разницу, ведь эта прибыль 23 банков составляет четвертую часть прибыли всей нашей такой "успешной" страны!

В результате латвийско–российской войны нефтяная труба на Вентспилс стоит пустая уже три года, и никто из властей не озаботился этим, а "денежная" течет так бурно, что, того гляди, снесет всю нашу экономику — в латвийских банках держат свои корреспондентские счета около 100 российских кредитных организаций, и ежемесячный оборот их составляет 13 миллиардов долларов. Фантастическая сумма — больше всего латвийского годового ВВП!

Может ли Латвия сдать такую кучу денег и замириться со слоном ради каких–то промышленников, крестьян, нефтяной трубы или любой другой нашей национальной мелкоты? Ни в коем случае — ведь у всех них нет и сотой части тех денег, которые притекают сюда из российской экономики и надежно прячутся за линией фронта. И латвийская война с Россией будет до тех пор поддерживаться, пока российские прокуроры не доберутся до многочисленных российских комбинаторов и не пресекут эту денежную реку, текущую из России. Вот тогда наступит мир. Бессмысленно воевать, если на этом не заработаешь. Но это будет еще не скоро — очень медленно работают прокуроры в России. Поэтому война надолго.

Но все равно нельзя очень увлекаться войной, надо помнить: ведь "мы ближе, чем Европа" (остальная Европа!), и это может быть опасно, ведь слон может и придавить. Нечаянно.
Автор: [Э. БУЙВИД - ум.], независимый экономист.

ЦСУ. ВВП.


Чего нам еще не хватает?

Кажется, что у нашей страны осталась только одна проблема — как бы всех научить латышскому. Других проблем нет, они совершенно изумительно решаются сами собой — ведь мы члены ЕС и НАТО, и у нас рыночная экономика — мечта всего мира.
Вот я пишу это, а радио передает заседание сейма, и там опять клеймят какие–то недостатки в знании латышского языка среди иностранцев — над проблемой работают! И поскольку с этим уже борются, давайте поговорим о другом — о том, что вроде как изумительно решается и развивается само собой.

Нас окрыляют эти цифры.

Во всем, кроме языка, наша жизнь полна успехов. И главный наш успех — ВВП. Стоит нашему ЦСУ опубликовать новые цифры прироста ВВП, которые они ежеквартально вычисляют, как все наше многочисленное чиновничество охватывает полный восторг, который подхватывают пресса, радио и телевидение. И радуют всех нас.
Недавно опять произошло такое радостное событие — ЦСУ опубликовало показатели ВВП за второй квартал этого года. Вот эти радостные цифры. За прошлый, 2003 год, прирост ВВП составил 7,5%, в этом году — в первом квартале — 8,8%, во втором — 7,7%. Хорошие цифры, если смотреть только на них: можно сильно радоваться, получается — Латвия мировой экономический тигр, реально нас в мире по этим цифрам обгоняет только Китай. Но там коммунизм, наш сейм его уже запретил, не будем радоваться его успехам. Нам вполне хватает собственного ЦСУ.
А если считать по его цифрам, то с 1995 года, когда у нас начал расти ВВП, только его суммарный прирост к настоящему времени составил 4,5 миллиарда латов в год. Сумма внушительная, если разделить ее на всех латвийских работающих и пенсионеров — всех создававших своим трудом эту кучу денег, то получится дополнительно по 5556 USD на человека в год. Уже хорошо должно быть, а еще наш министр экономики обещал, что в будущем, 2005 году, вообще начнется экономический расцвет. Великолепно! И основываясь на таких феноменальных успехах, наши министры уже в прошлом году повысили себе зарплаты втрое, всем чиновникам платят регулярно премии, а себе покупают каждые три года новые шикарные лимузины для успешных служебных поездок. А наш сейм, восхищенный такими успехами руководимого ими государства, истратил в этом году полмиллиона латов только на ремонт своих помещений — всего по 9259 USD для одного депутата! Очень скромненько!

О чем помалкивает ЦСУ.

Это — по радостным цифрам ЦСУ и Министерства экономики. Но в том же ЦСУ есть и другие, печальные, цифры, которые постоянно сопровождают эти наши экономические успехи и на которые эти успехи влияния почему–то не оказывают — в государстве нет денег на обычную жизнь.
У пенсионеров средняя пенсия все еще составляет всего 70% от официального прожиточного минимума, пенсионеры в нашей "успешной" стране все еще живут вопреки расчетам Министерства экономики. И этот уровень 70% продолжает сохраняться, несмотря на великолепные успехи, которые нам сообщает наш министр господин Луянс. А добавки к пенсиям, которые рекламируются ежегодно как повышение пенсий, на самом деле только компенсируют ее относительное снижение из–за постоянной инфляции, соотношение пенсий и прожиточного уровня при этом не меняется.
У работающих тоже не жирно — средняя зарплата работающего превышает прожиточный уровень всего только на 40%, а минимальная зарплата составляет тоже только 70% от минимального прожиточного уровня, как у пенсионеров. Это означает, что средний работающий не в состоянии обеспечить свою самую минимальную семью — ему не хватает его заработка на содержание хотя бы еще одного человека — ребенка или жены!
Вообще если взять все доходы домашних хозяйств по Латвии вместе со всеми миллионерами, то получается доход на одного члена семьи в Латвии в среднем составляет 85% прожиточного уровня. Вся страна живет ниже прожиточного уровня, который она себе устанавливает! Получается, вся Латвия — малообеспеченная страна!
Умирает латвийская медицина. Медики бастуют второй год — нет денег на повышение их зарплат. А финансирования плановых операций в больницах каждый год хватает только до сентября, после этого острым больным, которым необходима операция, остается ждать нового года и нового финансирования, если доживут. Многие не доживают — ожидание операции достигает 60 недель (!) — в результате в Латвии самая высокая смертность в Европе и самая короткая продолжительность жизни. А министерство продолжает закрывать больницы — нет денег. Уже закрыто 59 больниц, число действующих коек уже уменьшилось более чем вдвое, вдвое сократилось и количество врачей и медсестер.

Что это такое? Это катастрофа...

Наши политики любят говорить о геноциде — вот он перед вами. Их собственный геноцид латвийского народа, более всего — латышского народа, поскольку эти реорганизации в большей части затрагивают сельские районы, где живет большинство латышей. Болейте и умирайте, милые таутиеши, у государства, которое вы создавали с песнями, нет денег на ваше лечение, вы ему больше не нужны — время песен кончилось. Правительство уже опять реорганизует еще двадцать больниц в коммерческие общества и планирует в 4 раза повысить плату пациентов. У кого не хватает денег на лечение — просьба не беспокоиться, как сказала начальник департамента защиты пациентов (!) — социализм кончился, и пора его забыть! А самостоятельно полностью оплатить свое лечение в состоянии только 8% латвийцев!
Что же происходит? Как соединить эти две абсолютно противоположные латвийские "истины" — самое успешное во всей Европе (!) государство, уже заработавшее дополнительно по 3000 латов в год для каждого своего трудящегося и пенсионера, и его нищих трудящихся и пенсионеров, ничего из этого не получающих? Не получающих даже элементарного лечения и молча вымирающих. И как в одном государстве могут рядом существовать такие противоположности и ничего при этом не происходит? Посмотрим более внимательно, что же у нас прирастает и куда уплывает этот прирост.

Мы торгуем с размахом. На благо другим...

Суммарный оборот всех отраслей нашего народного хозяйства за прошлый год составил 13,8 миллиарда латов — очень хорошо. Но почти половину этого — 6,4 миллиарда (46%) — дала торговля. Чем торговали? Производственные отрасли — промышленность и сельское хозяйство — произвели продукции на 2,76 миллиарда латов, обеспечив всего 20,1% общего национального оборота. То есть объем производимой в стране продукции обеспечивал объем латвийской торговли всего на 43%. Большая часть латвийской торговли (57%, на 3,7 миллиарда латов) продавала чужую продукцию — иностранную. Это соответствует и составу собственников самой торговли — 60% ее уже принадлежит иностранцам, и зарабатывают на ней тоже они, продавая нам свои товары. Надеюсь, большинству ясно, что иностранцы за свои кровные иностранные деньги строят в Латвии дорогие и обширные торговые сети не для того, чтобы торговать серым горохом, развивая тем самым его плантации в Латгалии, а для реализации на нашем рынке своих товаров. Вот у меня напротив дома вчера открыли новый "Рими", четвертый супермаркет в пределах 300 метров от моего дома. Стал я от этого богаче? А в то, что мы сами производим и сами продаем иностранцам, лезть нет смысла — не окупается. Беда в том, что мы почти ничего уже не производим.
Не такое уж оно наше, наше правительство Мы живем в рыночной экономике, в ней успех определяется тем, кому принадлежит рынок. Если 60% нашего (когда–то) рынка уже принадлежит иностранцам, то чей это успех?
Во–первых, несомненно, это успех этих иностранцев, которые уже приобрели 60% нашего рынка. Ведь 60% — это абсолютно контрольный пакет, владея таким объемом, они вольны делать с ним все что хотят. И они делают — они просто говорят правительству ("нашему"), что следует делать. Оказывается, это не просто, а очень просто. Существует совет иностранных инвесторов, в который входят 22 иностранных коммерсанта и которого слушается "наше" правительство. Организовано все просто и эффективно. Правительство регулярно встречается с советом, обсуждает их проблемы и выпускает план мероприятий по их решению. Сейчас действует план, созданный на базе встречи 17 марта 2004 года, все должно быть выполнено до 31 декабря этого года. Наши отечественные коммерсанты не могут и мечтать о таком взаимодействии с собственным правительством — ведь они уже не имеют контрольного пакета.

Это был их бизнес!!!

Во–вторых, конечно, это крупный личный коммерческий "успех" тех наших должностных лиц и чиновников, которые поспособствовали этим иностранцам в приобретении такого солидного куска нашего рынка, вначале принадлежавшего государству. Ведь нормальные комиссионные составляют 10% — от проданных иностранцам и потерянных латвийскими предпринимателями 60% рынка стоимостью 3,8 миллиарда латов, ушедшего иностранцам, "нормальные" комиссионные нашим чиновным "продавцам" составляют 380 миллионов. Даже если учесть, что это длилось десять лет, по 38 миллионов в год — хороший "заработок"!
Здесь проницательный читатель может сказать: "Что он говорит, при чем здесь наши чиновники, ведь это просто "свободная конкуренция" на "свободном рынке"! Но возникает вопрос: почему литовскими Т-Market покрыта вся Латвия, а в Литве никаких латвийских LV–Markets не встречается? Мы же не будем это относить просто на счет разницы умственных способностей двух соседних и родственных народов! Но за то, что литовский рынок остался за литовскими предпринимателями, надо сказать спасибо литовским руководителям и чиновникам, которые создали в Литве условия для конкурентоспособности своих литовских коммерсантов, а не иностранцев. Даже премии им надо за это платить, наши этого явно не заслуживают. Сохранив свой рынок, литовцы создали основу для завоевания других рынков. Латвийский — уже у них в кармане.

Бедность от недостатка ума. И честности

Вот куда утекают результаты нашего успеха в росте ВВП. Это литовцы, эстонцы, немцы, норвежцы — все, кто уже поделил наш рынок и на нем зарабатывает. И дивиденды разных видов от наших успехов прирастают у них, а не у нас. Вот почему, несмотря на эти успехи, Латвия стала и остается беднейшей страной Европы, а нашим пенсионерам не хватает на жизнь. А наши правители зря повышают себе оклады и выплачивают всем премии — они этого не заслужили. Во всяком случае, за наш счет. Может быть, за счет иностранцев, как теперь у грузин, где министрам и высшему руководству к их грузинским зарплатам доплачивают американцы в соответствии с американской оценкой их работы на благо Америки.
Сейчас наша нищета оправдывается нашей структурой экономики. А дальше что нам светит? Сейчас много уже наобещали — и развитие высокотехнологического производства, и малого бизнеса, и сельского хозяйства, и многого другого. Как все это оценить? Действительно — процветание уже близко? Или, как сказал российский экономист М. Делягин, "бедность — это навсегда"? Это интересно? Но с этим мы попробуем разобраться в следующий раз, сегодня уже устали.
Автор: [Э. БУЙВИД - ум.], независимый экономист.

Правду надо знать. Латвию приняли в ЕС.
Как выжить в Латвии?


------------------------------------------------------------------------
ЕС. Апартеид в Латвии. Как выжить в Латвии?
События 1940 года, а также 50-е, 80-е, 90-е годы.
------------------------------------------------------------------------

1 мая 2004 года, Латвию приняли в ЕС.
Апартеид принимает все более отвратительные формы, социально–экономическая и политическая атмосфера ухудшается. В Латвии более 400 000 неграждан, 70 различий насчитывают правозащитники в правах латвийских граждан и неграждан. Последние полностью лишены политических прав, для них введены запреты на профессию, а порой их приравнивают к недееспособным.

Вступление ЛР в ЕС не привело к позитивным изменениям во внутренней и внешней политике страны. Продолжаются попытки переписать историю и подвергнуть ревизии итоги Второй мировой войны. До сих пор не аннулирована принятая сеймом " Декларация об оккупации", фактически предъявляющая к России территориальные претензии на Пыталовский район.

Работает в ЛР система обмана и дезинформации мировой общественности: экс–эсэсовцы Waffen SS, члены карательных формирований времен ВОВ и "лесные братья" объявляются чуть ли не национальными героями и окружены почетом и вниманием властей предержащих. В прошлом году они получили ежемесячную прибавку к пенсии в 90 долларов, имеют льготы политически репрессированных. Никаких же льгот и доплат не имеют победители "коричневой чумы", спасшие Латвию от окончательного уничтожения. Разве докажут нам когда–нибудь президент, премьер, сейм ЛР, что эсэсовцы были хорошими ребятами, боролись за свободу Латвии, а бойцы–освободители Красной армии — оккупантами? Не бывать этому во веки веков!
Руководители ЛР неустанно декларируют о достигнутых успехах в экономике страны. Так ли это? Не страдают ли они потерей памяти? События 1940 года "помнят" и те, кто тогда еще не родился, как, например, закордонный филолог–экономист г–н Кариньш. А вот с 50–х по 80–е годы прошлого века, когда строились мосты, дороги, жилые дома, аэропорты, фабрики, заводы, дома культуры, восстанавливалась Рига и другие города, — не помнят. Не помнят, как после ужасной войны налаживалось промышленное и сельскохозяйственное производство, в результате чего Латвия стала одной из наиболее процветающих республик СССР. Праздники песни и танца были не хуже нынешних, работали латышские школы, театры, TV, выпускались газеты и журналы. Любой человек в любое учреждение мог обратиться как на латышском, так и на русском языке. Просто амнезия какая–то.
После 1991 года память правящих латвийских политиков стала укорачиваться с еще большей скоростью. Сразу после выборов они забывают про все, о чем накануне обещали своим избирателям. Большевизм да и только! В сентябре 1998 года постановлением правительства ЛР был учрежден Институт Латвии, призванный популяризировать образ страны за рубежом, готовить идеологические и информационные материалы по другим вопросам, нужным правящей элите. Вчера выполняли приказы Москвы, сегодня — Брюсселя и Вашингтона. В этом отношении ничего не изменилось, и позитивной экономической программы развития ЛР как не было, так и нет.
Мы лидируем в странах Балтии по уровню роста цен и на коммунальные услуги, и на товары первой необходимости. Реальный уровень жизни населения Латвии продолжает ухудшаться.
Прежде всего обратим внимание, что высокие цифры прироста ВВП являются лукавыми (виртуальными). На минимальную зарплату или среднюю пенсию сегодня человек может купить меньше товаров и получить меньше услуг (коммунальных, медицинских), чем пять лет тому назад. Причина в том, что латвийский рост ВВП в основном определяется не ростом реального производства (удельный вес промышленности в ВВП ЛР составляет около 16%), его прежде всего дают непроизводственные сферы — торговля, кредиты, недвижимость. Бесконечно долго за счет этого развиваться нельзя. Следствия: безработица по стране — около 7,5%, в Латгалии — 20%, в Курземе, Земгале, Видземе — около 11%, а также инфляция и другие негативные явления. Если производство не развивается, не создаются новые рабочие места, если невиданный размах приобретает спекуляция недвижимостью, в которую вкладываются значительные денежные потоки из–за рубежа, то рост инфляции неизбежен. Кстати, импорт в ЛР почти в два раза превышает экспорт. Прибавим к нему еще долги банков и предприятий, получится около 5000 USD на душу населения.
--------------------------------------------------------------
В долгах как в шелках, и просвета не видно.
Нищета жителей Латвии
--------------------------------------------------------------
Может ли быть благополучной страна, построенная на лжи и дискриминации? Не может.
Вспомним времена, когда Народный фронт обещал всем гражданство, сохранение русского языка и школ и что через пять лет будем жить как в Швеции, Дании, Финляндии. Нас всех бессовестно обманули, приняв 15 октября 1991 года постановление " О восстановлении прав граждан ЛР и основных условиях натурализации", парламент принял решение, подобное гитлеровскому, лишив 30% жителей страны политических, а также части социально–экономических прав. Новоявленные хозяева жизни позаимствовали нюрнбергские нацистские антиеврейские законы, введя аналогичные против русскоязычного населения Латвии. С этого начались беды, приведшие к расслоению латвийского общества на граждан и неграждан, на латышей и инородцев, на нищих, бомжей и миллионеров. Именно это безобразие привело к двухобщинному государству. Помните один из лозунгов: "Голодные, но свободные"? Сегодня товаров в магазинах достаточно, но многое ли могут купить пенсионеры, инвалиды, безработные и люди, получающие минимальную зарплату? Голодный, нищий человек в массе своей априори не может быть свободным.
Увы, в последние 15 лет ЛР "опустили", отбросили назад национально озабоченные, безответственные, алчные, профессионально малограмотные амбициозные политики и чиновники. В 1970 году объем ВВП в расчете на одного жителя составлял 2406 USD (в Японии — 2365 USD). Основу народного хозяйства ЛССР составляло производство, конкурентоспособное в СССР и во многих других странах. Сравним в миллионах латов, что нам давали некоторые производственные отрасли в 1988 году и в 2003 году. Продукция промышленности — 5629,3 вчера и 630,5 сегодня, сельхозпродукция соответственно 3274,2 и 186,3, продукция рыболовства — 173,3 и 13,4.
Объeм продукции сельского хозяйства в денежном выражении сократился в 30 раз, промышленности — в 9 раз, рыболовства — в 13 раз. В те годы Латвия действительно трудилась, а не занималась продажей сомнительного качества импортных продуктов, недвижимости и леса. Сейчас уже забыто, что были у нас знаменитые ВЭФ, РЭЗ, РАФ, " Радиотехника", "Альфа", "Коммутатор". Сгущенным молоком Резекненский комбинат снабжал половину Союза, сейчас привозим из–за границы. Объединение "Радиотехника" поставляло свою продукцию в 28 стран мира.
Эффективная работа обеспечивала высокие заработки. Средняя зарплата в промышленности составляла в 1988 году в Латвии 248 рублей, в с/х — 243 рубля. Средняя пенсия по возрасту — 95,8 рубля. Сколько это будет в латах, легко подсчитать, если учесть, что 1 рубль 1988 года равен 2,00 Ls в настоящее время…
Рядовой "едок салаки" сегодня не ездит в отпуск "на юга", не лечится в санаториях, не отдыхает в домах отдыха. Он не ходит в театры и кино, не покупает книг, почти не выписывает газет и журналов, что мог себе позволить в советские времена. Реальный уровень жизни большинства населения Латвии составляет сейчас лишь около 60% от уровня жизни в ЛССР 1988 года. Вот такие "достижения"!
Из оборота выведена почти половина пахотных земель. Заброшенные, заросшие чертополохом и кустарниками поля, заколоченные и разваливающиеся фермы.
В Латвии значительно сократилось производство мяса. Если в 1990 году на душу населения его производили 111 кг, то в 2004–м — 25 кг. Питание большинства населения продолжает ухудшаться. Если в 1989 году, несмотря на дефицит, житель Латвии съедал 57 кг мяса в год, то в 2004 году, несмотря на все изобилие, — 28 кг. Многие жители мясо себе могут позволить только по праздникам и все больше употребляют хлеб, картошку, крупы, молоко. Пятая часть населения живет впроголодь, нет денег на еду, квартиру; 35% жителей Латвии из–за нехватки денег в прошлом году не могли обратиться к врачу.
Более трети работающего населения Латвии получает ничтожные по нынешним временам деньги, — ниже прожиточного минимума. Средняя пенсия в Латвии — чуть более 130 USD, минимальная зарплата — 150 USD. Как выжить на такие деньги? Никто пока ответа на этот вопрос не дал. 65% семей в Латвии имеют доход в расчете на одного члена семьи меньший, чем прожиточный минимум. За обозримый период около 65 000 решений наш доблестный суд принял о выселении людей из квартир. В общей сложности эти судебные решения искалечили судьбу около 200 000 человек.

Особую тревогу вызывает положение жильцов денационализированных домов. В Риге под угрозой выселения находятся около 100 000 человек. В Израиле, например, каждому из выселенных поселенцев из сектора Газа правительством страны выплачена компенсация от 150 000 до 400 000 USD. В Латвии правительство, согласно закону, должно было разработать к 1 июля 2005 года программу помощи жильцам. Этой программы нет до сих пор. По данным Eurostat, мы занимаем 2–е место в ЕС по бедности, 2–е и по уровню коррупции. Лидируем мы по болезням и смертности от пьянства.

Инфляция, рост цен… Даже по сравнению с 2000 годом картина становится все мрачнее. Ведь потребительские цены выросли на 24,9%, лечение в больницах — на 63,3%, обслуживание в поликлиниках — на 48,7%, лекарства — на 47,3%, транспортные расходы — на 35%, затраты на высшее образование возросли на 65%. Продовольствие в целом тоже подорожало. Молоко — на 55%, рыба — на 45%, овощи — на 50%.
Страна, не обеспечивающая себя провизией, не может быть независимой. Беларусь себя обеспечивает продуктами на 90%, Израиль почти на 100%, Латвия же едва на 40%…

Как выжить в Латвии?

Извечный вопрос: кто виноват и что делать? По–прежнему у власти в ЛР партии и лица, разрушившие предыдущий экономический уклад, но не сумевшие создать в стране позитивных условий для развития рынка труда, малого и среднего бизнеса. В результате после вступления в ЕС трудовая Латвия ринулась в богатую Европу. Сколько человек уехало на заработки в Ирландию, Англию, другие страны? Никто этого точно не знает. Уже не хватает медиков, инженеров, полицейских, учителей, рабочих–строителей. "Успехи" своей страны латвийцы фиксируют ногами. Если политика определяет и экономику, и социальные дела, и педагогику, хорошего не жди. Если государством управляет кухарка, то есть непрофессионалы, — тоже. "Зарплаты у нас самые маленькие потому, что мы действительно самые бедные в Балтии. Мы производим на душу населения меньше, чем любая страна ЕС, в том числе Литва и Эстония".
Не является ли Латвия нищим, криминальным, националистическим государством апартеида?
От себя добавим, что антирусскими были все правительства последних полутора десятилетий.
Автор: Яков ПЛИНЕР.
Правду надо знать.(2006).

О двухобщинном обществе в Латвии.

Вся правда о русских в Латвии.

Журналисты Александр Гаррос и Алексей Евдокимов опубликовали в российском еженедельнике «Консерватор» свои заметки о русских в Латвии. Есть такой феномен: рассказывая другим о себе, начинаешь лучше понимать свои душевные движения.
Русских (у нас в ходу термин «русскоговорящих») в Риге до сих пор больше половины населения. А молодые евростандартные латышские яппи лет двадцати-двадцати пяти до сих пор говорят по-русски чаще и лучше, чем их русские сверстники на государственном латышском. Хотя знать латышский предписано - тут тебе и обучение в школе, и обязательный для поступления на работу госэкзамен по трем категориям владения - а знать русский вроде как даже непатриотично.
Актуальное веяние промеж латышской богемы - собираться компанией и смотреть на видео свежее русское кино, Балабановых да Янковских-джуниор... А вот поди ж ты. Лосось малосо-соленный. Но эта смешная нелепица - некоторым образом концентрат, метафора нынешней русско-латышской жизни.
Что вообще теперь интересует россиянина, особливо москвича, в Латвии, кроме Юрмалы и рижского бальзама (который на самом деле уже российский, поскольку «бальзамку» на корню закупил гигант Союзплодимпорт)? Ага, соотечественники. Которые в зависимости от пристрастий и настроения интересующегося зачисляются либо в жертвы угнетения, либо в жирующие европейцы. Однако Латвия с ее увесистой русскоязычной общиной - не повод для жалости или зависти, а полигон, где проходит проверку внешней средой неуловимая штука по имени «русская национальная идентичность».
Когда в путчевом 1991-м Борис Николаевич в той самой Юрмале душевно выдал свеженезависимой Латвии полный карт-бланш на предмет местных русских, мол, шта хотите, та с ними и делайте! - вопрос «шта хотят?» имел четкий ответ. Русским предстояло частью отвалить («чемодан - вокзал - Россия»); частью люмпенизироваться и утратить всякую идентичность вовсе, частью - олатышиться.
Русских в Латвии практически отсекли от сферы реальной политики с помощью жесткого Закона о гражданстве, по которому автоматически гражданство получили лишь те, кто жил в Латвии до «оккупационного» 1940-го, и их потомки. Подвергли агрессивному языковому прессингу, введя упомянутые три уровня обязательного знания латышского. Поставили на конвейер ассимиляции, устранив как факт государственное высшее образование на русском и планомерно вытесняя нелояльный «великий и могучий» из образования среднего (русские школы и сейчас потихоньку переводятся на латышский язык обучения). Тем не менее из большой программы дерусификации Латвии не вышло ничего.
Уехали немногие: на родине переселенца из Латвии, как правило, никто не ждет. К тому же бедная и малообустроенная Латвия все равно на порядок обустроенней и благополучней России. Латвийский русский давно уже привык и к относительной отлаженности сервиса, и к вежливо-холодноватому поддержанию европейского privacy . Очутившись в России, латвийский русский (дома воспринимаемый титульным населением как пришлый неудобоваримый варвар) мгновенно ощущает себя гладко выбритым и пахнущим кельнской водой колонизатором в белом пробковом шлеме. Он, латвийский русский, с Россией как с государством или национальной общностью себя нимало не ассоциирует. Он может напропалую костерить Латвию и латышей, но ни за что не променяет свой «Алдарис» на «Балтику № 7», а болеть за русский, к примеру, хоккей будет лишь до тех пор, пока против энхаэловского легионера Павла Буре на лед не выйдет энхаэловский легионер Сандис Озолиньш. Так что корректно вынудить русских уехать в Россию не получится, остается разве что депортировать силой.
С гражданством то же вышло: не то. Жесткие законы под давлением Евросоюза, пришлось изрядно либерализовать - скрепя сердце открыть русским легкие пути для натурализации: сдай несложный экзамен, и вперед! Но оказалось, что местный русский за время вынужденного своего отчуждения от сакральной возможности опустить в урну бюллетень успел с этой жизнью свыкнуться и худо-бедно ее отладить. В латвийском гражданстве русские не нуждаются, потому что не ассоциируют себя не только с русским государством, но и с латвийским!
Феноменальное выросло племя. Взять хоть нас, 27-летних. В свое время гражданство нам (1975 г. р., в Риге один родился, другой - с шести лет) не светило. Теперь практически лежит на блюдечке, а родной департамент гражданства и иммиграции, некогда жуткая контора (в начале 90-х для русского уха аббревиатура «ДГИ» звучала почти как «гестапо») тратит кровные латы на симпатичные глянцевые брошюрки, агитирующие принимать подданство ЛР.
Потому что - сюрприз! - с избытком жителей-неграждан («негров», согласно характерному самоназванию) в ЕС не пускают. Принимайте, кунги хорошие! Но мы не хотим. Потому что сдавать экзамен (даже пустяковый) западло; и на шкурно-практических весах прелести доступного гражданам безвизового Шенгена все-таки не перевешивают доступные alien'' ам дешевые (около 12 у.е.) годовые визы в Россию (одноразовая гражданская виза будет раза в три дороже).
Конечно, русских люмпенизировалось больше, чем латышей. Промышленность (преимущественно русскоязычную) в новой Латвии искореняли целенаправленно. Русский в Латвии не может быть и чиновником; а раздутый паразитарно-бюрократический аппарат, помпезная «госсфера» - плановая синекура для национальных кадров. И все равно: местная русская диаспора в итоге расслоилась по всему экономическому и классовому спектру, сформировала ту же социальную, имущественную пирамиду, что и титульная нация. Со своими париями и элитой, своими лузерами и winner'' ами. Двуликий рижский яппи образца начала третьего тысячелетия латышский и русский. Латышский - будь он чиновник или программист - куда чаще числится при каком-то министерстве, при госструктуре. Русский обычно состоит при структуре частной: фирме, банке. Причем русской фирме.
Персональный социальный срез: Наталья, 22 года, русская. Пятый курс Латвийского государственного университета, юрфак. Натурализовалась, потому что в 97-м на юрфак ЛГУ принимали исключительно граждан. Потом гражданский ценз формально отменили, но ни одного «негра» на факультете не было и нет. На Натальин поток зачислили около 180 человек - на шесть групп. Русскоязычных из них было пятеро. К пятому курсу осталось полтораста студентов. Русских среди них трое...
В свои 22 Наталья работает в юридическом бюро и получает ежемесячно 250 латов (это около 400 долларов) плюс доля (50%) от сделок, плюс деньги на машину, купленную в лизинг («Рено Меган» 1999 года). Ее бойфренд - 27-летний отпрыск укорененной еврейской династии из провинциального Даугавпилса - отучился в Оксфорде, работает в крупном банке, зарабатывает в месяц две тыщи долларов и ездит на 320-й «бэмке». Парный портрет молодой латвийской элиты!
Наталья говорит по-латышски свободно: вся юридическая документация на государственном языке. Но и с коллегами (которые все русские), и с клиентами, даже с клиентами-латышами, общается по-русски. За пять лет в чисто латышском университете она ни с кем из соучеников-латышей так и не сдружилась. Коренную нацию недолюбливает. Коммуникацию с ней полагает практически невозможной. При этом вопрос, а не связывает ли она свое будущее с Россией, вызывает комический ужас. Впрочем, и на Запад Наталья не заглядывается. Она живет в Латвии и живет хорошо. Ей нравится.
Разумеется, далеко не все русские (даже молодые) так успешны. Но почти все именно так живут. Им выпало бытование в этнократическом государстве, в гордой «латышской Латвии»; в скобках предполагалась постепенная диффузия. Диффузии не получилось. Получился двухслойный коктейль. Даже не «Кровавая Мэри» - там слой на слое; а у нас оба вздыбились параллельно-вертикально.
В 1993-1994 гг. молодые русские интеллектуалы Латвии затеяли издавать политический журнал «Голос» (редактировал его нынешний депутат Сейма от оппозиционной - русской - фракции). Занимался журнал по преимуществу азартным моделированием будущего местной русской общины. Обсуждалась теория ассимиляции, растворения, теория эмигрантской общины - дескать, русские сформируют свою национальную подсистему на манер каких-то китайцев в Нью-Йорке: почти закрытую, гладко-упругую извне и сплоченную, повязанную взаимоподдержкой внутри себя; теория «пятой колонны», вечного пророссийского лобби на территории Латвии; теория новой нации руссобалтов... Не сбылось. Ни то, ни другое, ни третье, ни четвертое.
Сбылось пятое: существование на грани, между... В вечном неустойчивом, но нерушимом, почище покойного Союза, промежутке. Русские не стали латышами. Русские не стали руссобалтами. Русские не стали «россиянами вне России». Русские остались русскими.
Нам, отпрыскам советской империи - без какого-либо гражданства, с родным русским языком и нероссийским местом жительства - возможно, лучше всех прочих, полагающих себя представителями этой странной нации, видно то, что отлично иллюстрируется нашим же примером. Русская нация в нынешнем своем варианте формируется не по принципу общности, а по принципу чуждости.
Не сложение, но вычитание - наше национальное математическое действие. Русские в Латвии - русские не потому, что чем-то объединены. И не потому, что настроены на волну этнической родины. Ни фига им не говорит и не показывает Москва... Русские тут потому лишь русские, что не латыши. Состояние одновременно негармоничное и непродуктивное, неуютное и безрезультатное, но в каком-то смысле страшно гордое и комфортное. Ни то ни се. Ни рыба ни мясо.
Авторы статьи: Александр Гаррос и Алексей Евдокимов.

Политика изгнания не знающих латышского языка русскоговорящих из Латвии при помощи национальных законов. Безработица организованная против русскоязычных, которые не знают латышского языка по латвийским законам. Ассимиляция русскоязычных детей.

"Языковая война будет вечной?!"

В газете "сенсационный" заголовок — "Языковая война будет вечной?!" Главный знаток государственного языка — поэт Мара Залите сказала, что борьба за это никогда не закончится. И для эффективного руководства этой борьбой есть организация Агентство госязыка.
Что получается — 97.000 USD — это все завоевание этой двенадцатилетней войны? Или если туда добавить пять существующих контор, занимающихся защитой госязыка, то получится 580.000 USD — это стоящий военный трофей, за получение которого стоит воевать? Институт латышского языка, конечно, из этого перечня надо исключить, если его цели совсем другие. К сожалению, на его нормальную работу денег в бюджете уже не хватает. Если бы война ограничивалась военной "добычей" стоимостью 580.000 USD, то об этом не стоило бы даже говорить. Дело совсем в другом. Эта языковая война, как и другие войны, является способом решить экономические проблемы с помощью не экономических средств, завоевать себе, а точнее, отнять у своих врагов их экономические блага — работу, зарплату, пенсию, квартиру… Что попадется.

Подготовка к войне незаметно проводилась давно. Первая разведка боем была проведена в 1988 году, на известном пленуме творческих союзов. В первых рядах была М. Залите, которая заявила: "Латыши сейчас находятся на грани исчезновения. — И совсем трагически: — …Можем ли мы жить дальше с мыслью, что мы — последнее поколение интеллигенции вымирающего народа?". (В то время естественный прирост этого вымирающего народа еще составлял 1546 человек в год. А сейчас он отрицательный, вымирает народ.) А поэт И. Зиедонис для решения этой жуткой трагедии предложил объявить латышский язык государственным. Как сказал Я. Х. Рукшанс, редактор журнала "Дарзс ун драва", — для реализации реального двуязычия в ленинском понимании.

Это и было выполнено. В 1989 году вышел закон о государственном языке, установивший в республике реальное двуязычие. "Последнему поколению интеллигенции" уже ничего не угрожало. Но "реальное двуязычие" полностью устраивало и другую половину латвийского общества — русскоязычную. Ситуация полностью копировала финскую, где существует финско–шведское двуязычие.
Это мировое двуязычие просуществовало два года. В начале 1992 года этот мирный двуязычный закон победивший на выборах Народный фронт откорректировал, всякое двуязычие оттуда исключив. Латышский язык стал единственным государственным языком Латвии, хотя почти половина населения — 48% — были русскоязычные. И никакого реального переходного периода не предусматривалось. Все, кто окончил латышскую школу, обязаны были сдавать экзамены по латышскому языку, чтобы получить право работать, а значит — жить. Языковая война началась. Война за рабочие места, зарплату, за средства выжить. Начало войны совпало с разрушением экономики и массовой ликвидацией рабочих мест во всех отраслях народного хозяйства, связанных с ликвидацией советских "промышленных монстров", не нужных неожиданно победившим эмигрантам. В 1994 году к Закону о языке добавился Закон о гражданстве, появились неграждане, не имеющие права работать на государственной службе и во многих профессиях. Число рабочих мест в результате разрушения экономики в Латвии к 2001 году сократилось с 1409 тысяч до 962 тысяч — на 447 тысяч. Кого увольнять при таком сокращении — вопрос не стоял, оба эти закона давали к этому широкие возможности. Люди теряли средства к существованию, болели, умирали, их выселяли из квартир, они все бросали и уезжали, спасаясь от этой "гражданской" войны.

С тех пор прошло двенадцать военных лет. В результате этих военных действий, как на всякой войне, есть убитые — это те потери, которые связаны с ростом смертности и сокращением рождаемости из–за условий, которые создает эта гражданская война. Число умерших, которое не компенсируется числом родившихся, — это число убитых этой "гражданской" войной — таких за время войны набралось уже 153 тысячи человек. Другой вид потерь в этой войне — это масса народа, который бросил все, что он тут заработал и нажил, и уехал. Это беженцы этой гражданской войны. Таких беженцев от этой войны уже набралось 167 тысяч. Всего человеческие потери Латвии в результате двенадцатилетней "гражданской" войны составляют 320 тысяч человек.
Для окончательного победного завершения этой войны осталось только взять в плен (интегрировать) уцелевших. Это пока не получается, и спешить с этим нет смысла, уцелевшие реального сопротивления не оказывают, они только бродят и жалуются на судьбу заезжим комиссарам.
Как эти потери распределяются между двумя латвийскими общинами? Разница очень существенная. Потери в латышской общине, хорошо вооруженной и защищенной этими двумя "военными" законами, сокращение ее численности составляет всего 1,5% — она свою численность сохранила, а потери второй, русскоязычной общины — 25%, в 16 раз больше. Что же, латышей можно поздравить — они воюют очень успешно, противник полностью разбит и деморализован, а с их стороны — практически без потерь. Богатыри! Зря М. Залите утверждала, что они на грани вымирания, — очевидно, это просто была военная хитрость, дезинформация противника. На войне, как на войне.

А как обстоит дело с военными трофеями, что завоеваны в такой успешной войне? Давайте посчитаем.

В 1989 году, на момент принятия первого Закона о языке, в Латвии было 52% латышей, остальные 48% — русскоязычные. Поскольку среди русскоязычных процент работающих был несколько выше, чем у латышей, то рабочие места между двумя общинами распределялись практически пополам. Сейчас, после продолжительной войны, картина уже совсем другая. В госуправлении (в министерствах) процент латышей составляет уже 92%, то есть латыши захватили дополнительно 42% рабочих мест в госуправлении. В бюджетных организациях сейчас латыши составляют 65–80%, еще захвачено около 25%. Среди безработных латышей тоже числится на 7% меньше их численности в общем населении. Если все это учесть, то получится, что в результате двенадцатилетней "гражданской" и языковой войны латышская община добавила себе около 30% рабочих мест.
Что стоят эти дополнительные 30% рабочих мест? Если учесть, что все, что в Латвии было создано к концу 80–х годов, все рабочие места со всей инфраструктурой оценивались в 40 миллиардов долларов, то 30% этого составляют 12 миллиардов долларов, по 30 тысяч долларов за одно рабочее место. Сумма заметная, за такую стоит воевать.
А что зарабатывает теперь латышская община на этих дополнительно завоеванных рабочих местах? Если взять среднюю по стране зарплату за 2001 год, то этот завоеванный дополнительный заработок составит 550 миллионов латов в год (917.000.000 USD). Тоже хороший трофей, отнятый у побежденных. Его тоже стоит оборонять. Такой крупный трофей необходимо оборонять всеми доступными способами, всеми методами — войной, дезинформацией, диверсиями и провокациями — все средства хороши, когда речь идет о таких суммах. И это, конечно, надо делать вечно, отдать это кому–либо — такое невозможно себе даже представить.

Мара Залите, сказав, что "Борьба не закончится никогда!", совершенно права. Ведь стоит прекратить борьбу, эти ненавистные русскоязычные сразу начнут возвращать себе утерянное, возвращать себе то, что мы, "настоящие хозяева этой нашей маленькой Латвии", только что отвоевали! Отдать это — ну нет! Сейчас все переполнены восторгом: как здорово мы провели митинг на Эспланаде, и там было то ли две, а может быть, целых пять тысяч, потом двадцать школьников поехали в Брюссель, и там с ними благосклонно поговорили, и комиссар приехал и тоже высказал озабоченность — ну все, МЫ ПОБЕДИЛИ! Нет! Вся эта работа тянет максимум на зарплату двух депутатов за месяц, которые на этом могут обеспечить себе места в следующем Сейме — несколько сот латов. А вопрос стоит, как мы видели выше, 550 миллионов латов (917.000.000 USD), и за несколько сотен латов это даже не вздрогнет, а не то что сдвинется хотя бы на миллиметр.
И Э.Репше честно сказал, что рекомендации для Латвии неприемлемы. И он прав — у него нет ресурса доверия, чтобы их принять, если бы он даже хотел это сделать.
Ведь если кто помнит, чтобы иметь возможность получить эти законы и эти 550 миллионов латов (917.000.000 USD), ребята в Народном фронте, которые это зарабатывали, в 1991 году приводили и привозили на митинг в Ригу 250 тысяч человек со всей Латвии. И ЛАШОРу за пикет в 70 школьников завоеванное таким трудом никто не отдаст. И это надо понять и действовать адекватно тому, что хочешь получить. А может быть, уже и действуют адекватно тому, что хотят получить — пошуметь и разойтись до следующего раза? Ведь если вдруг победить, то что делать будут? Не потребуется ведь больше ЛАШОР, тихо и мирно занимающийся несколько лет хождением по кабинетам Министерства образования?
из статьи Жизнь после "триумфа".
Автор: [Э. БУЙВИД - ум.], независимый экономист.

"Госязык".
"Латвийские законы и гражданство".

Зачем нам Пыталово?

Латвийское руководство вдруг ударилось в сочинение деклараций. Декларации сыплются как на конкурсе КВН. Всего за две недели сочинили четыре проекта деклараций, из них срочно слепили две и уже приняли. Фантастика!
В других делах так ловко не получается. Одних международных судов продули почти десяток — на много миллионов. Последний суд — на 8 миллионов, как раз пока писали декларации, а восьмилетние рассуждения нескольких поколений наших правительств о том, что хорошо бы построить ЦБК, так и остались разговорами. Миллиард долларов инвестиций проплыл мимо.
Почему у нас так хорошо получаются декларации, а во всем остальном мы на самом последнем месте и все глубже и глубже в том, что там разлито и плохо пахнет? И почему это странное положение целой страны не мешает совершенно ее политикам сочинять все новые и новые декларации? Вопросы, на которые нет ответа.
По этому вопросу наши политики занимают очень оригинальную позицию: оказывается, они согласны подписать договор о границе, которая проходит так, как они не согласны. Настоящие политики! Как в анекдоте: каждый политик имеет собственное мнение, с которым он не согласен!

Мы хотим Пыталовский район России? Для чего? Там живет 14 тысяч человек, из них всего пара десятков латышей — 0,14%. Там есть льнообрабатывающий завод — у себя в Латвии мы уже все их позакрывали, лен не производим. Чтобы закрыть и этот? У нас в Латвии в этом районе безработица 30%, уцелевшего латвийского потенциала не хватает, чтобы нормально оживить существующие пограничные районы, даже их электрификация для нас непосильна. Нам нужно еще себе на шею 14 тысяч пыталовцев добавить? Или мы думаем, что за нас поднимать Пыталово (заодно и нас) будет ЕС? Одна непосильная задача для "настоящих латышских националов" уже стоит — депортировать русскоязычных на родину. Мы что, желаем для их удовольствия к 42% русскоязычных в Латвии еще добавить 99,86% русскоязычных Пыталовского района?

Что может современная беднейшая страна Европы сделать с Пыталово? Только переименовать его в Абрене — как в 1920 году. Тогда тоже больше ничего не смогли. Однако маловато для того, чтобы имело смысл писать декларации. Можно надеяться, что Россия отдаст полностью русский район для такой перспективы? Я думаю, даже в Латвии таких дураков нет, которые в это верят. Даже среди авторов.

По второй декларации "Пусть Россия извинится за оккупацию Латвии!" ситуация такая же. Есть ли в Латвии хоть один здравомыслящий человек, который может представить себе, что Россия, которая вместе с другими республиками Союза 50 лет вкладывала свои ресурсы в развитие отсталой и не имеющей никаких внутренних ресурсов Латвии и истратила на это 90 миллиардов долларов, а латвийские политики потом, всего за 15 лет, все, что было создано, разворовали и профукали, решит, что ей есть в чем извиняться перед латвийскими политиками? Уверяю вас, таких наивных не может быть.

В чем же дело? Если политики сочиняют бесполезные для страны декларации, значит, им это для чего–то надо?

Печальная участь победителя

Папенька теперешнего Буша тоже был президентом, волей случая именно он оказался победителем в многолетней холодной войне и превратился, совершенно неожиданно, в абсолютного мирового лидера. Так он думал. Однако мир думал иначе. "Свободный" мир прятался за юбку Америки и послушно за ней следовал всюду, пока боялся Советского Союза.
Советский Союз исчез, "свободному" миру стало совсем не страшно, он перестал прятаться за американскую юбку и отправился по своим личным делам. И эти дела оказались совершенно отличными от тех, которые были задуманы для них Америкой.
Победитель сделал свое дело, победитель может уходить. Он оказался одинок и никому не нужен без СССР. На мировую арену вышли новые мощные и амбициозные игроки — Европейский союз и Китайская Народная Республика. Европейский союз начал интенсивно консолидироваться и ввел единую европейскую валюту — евро, которая начала теснить с мировых позиций доллар, забирая себе самую хорошую и доходную работу Америки, основу ее экономического благосостояния: печатать доллары для всего мира и скупать за эту зеленую бумагу весь этот мир.

А потом ЕС обнаружил, что он составляет 40% экономического потенциала так называемого цивилизованного мира — его "золотого миллиарда", и у него все есть для прекрасной жизни, кроме нефти, газа и металлов — сырья для мощнейшей европейской промышленности. А для того, чтобы все это получить, а заодно и огромный рынок для своих товаров, нужна совсем не Америка, которая за океаном и очень из себя воображает, а Россия. Которая вот здесь, совсем рядом, и в которой всего, чего не хватает ЕС, навалом, а еще и 140 миллионов покупателей европейских товаров. Это же еще плюс целая треть Европейского союза. Великолепно!

И зачастили все лучшие и важнейшие европейцы в гости к Путину — в галстуках и без галстуков, и он к ним тоже — с женой и детьми. Немцы даже "Газпрому" продали часть своей газораспределительной сети — только поставляйте газ, ведь немцам нужен газ, а не пустые трубы. Этим они отличаются от латвийских политиков, которым нужны пустые трубы, чтобы обижаться на Россию и горько плакать был бы повод.

А каково на это смотреть Бушу? Смотреть, как лучший приз в холодной войне с СССР — Россия вместе с "другом Владимиром" уплывает к европейцам, теперешним основным конкурентам Америки в мире? Ведь если сейчас ЕС тянет на 40% "цивилизованного" мира и теснит США, то его альянс с Россией, ее нефтью, газом и металлами уже выйдет под 60%! Контрольный пакет! А если туда добавить КНР, что остается Америке?
Очень печальная картина последствий такой, казалось бы, радостной победы над СССР получается. Прямо хоть самим срочно СССР восстанавливать!

"Тихие американцы", ваше время настало. Поработать на благо метрополии Тем, кто не знает, кто такие "тихие американцы", рекомендую почитать Грэма Грина или спросить у более начитанных соседей. В начале девяностых, когда процессы еще только начинались, масса наших заокеанских "таутиешей" вдруг чудесным образом бросила за океаном свои насиженные места, дома, хорошо оплачиваемую работу и оказалась в Латвии.

Здесь они устраивались различными советниками, консультантами, сотрудниками разных институтов и фондов за совершенно символическую, по заокеанским меркам, плату. Компетентные органы, которые еще все контролировали, насчитали тогда три тысячи таких странных гастарбайтеров из–за океана. Сейчас они уже наши министры, президенты, депутаты сейма, начальники различных департаментов.

И Латвия — уже их страна. И политика Латвии — уже их политика, которая строго следует во всем американским интересам. И ограничиваться только войной в Ираке за интересы заокеанской метрополии для наших "таутиешей" уже недостаточно. Требуется большее. Пора браться за ЕС — главного конкурента Америки. Вот они уже начали и там самоотверженно сочинять декларации, направленные на затруднение сотрудничества ЕС с Россией. Процесс пошел. Ни ЕС, ни Россия, ни Латвия их не интересуют, они "тихие" американцы.
Латвия постоянно рекламирует себя как мост между Россией и Европой. Это реклама. Мост действительно есть. Но действительность такова, что этот мост захвачен десантом, интересы которого очень далеки от этого моста и тех, кто хочет по нему проехать.
По нему просто невозможно проехать: на проезжей части сидят какие–то писатели и историки и пишут декларации и новую историю — такая у них работа, они этим зарабатывают себе на жизнь, просто иначе они работать не умеют. И такой заказ тех, кто их сюда послал, для их хозяев это жизненно необходимо.
И они будут там сидеть до тех пор, пока у нас не кончится терпение и мы их не попросим оттуда. Ведь они уверены, что Stars and strips forever. А мы?
Автор: [Э. БУЙВИД - ум.], независимый экономист.

=============================================================

"Неграждане Латвии не смогут быть гражданами другой страны"

В 2004г. сейм в окончательном чтении принял поправки к закону о статусе граждан бывшего СССР, не имеющих гражданства Латвии или другого государства.
Отныне при получении гражданства или подданства другой страны, неграждане будут терять свой статус.
Таким "насильственным" способом Латвия старается улучшить статистику количества неграждан в стране: " Как говорится, нет человека — нет проблемы".
Эти поправки имеют целью лишить статуса латвийских неграждан людей, возможно, лишь на время выехавших из Латвии в другую страну. Приняв эти поправки, "латвийский парламент делает очень недружественный шаг в отношении латвийских неграждан".
Согласно поправкам, отказаться от статуса негражданина можно, подав заявление в Управление по делам гражданства и миграции, дипломатические и консульские представительства Латвии или отправив нотариально заверенное заявление по почте. От имени несовершеннолетнего латвийского негражданина это могут сделать его родители или законные представители, если несовершеннолетний старше 15 лет — только с его письменного согласия.

==============================================================

"Комиссия поддержала систему штрафов за нарушение закона о госязыке".

Комиссия сейма по образованию, культуре и науке поддержала поправки к закону, предусматривающие административные наказания за несоблюдение закона о государственном языке, сообщил председатель комиссии Дзинтарс Абикис (партия националистов).
Согласно поправкам к Кодексу административных нарушений, за публичный показ кино- и видеофильмов и их фрагментов с субтитрами на латышском языке без соблюдения действующих норм литературного языка ответственные лица могут получить предупреждение или быть наказаны денежным штрафом в размере от 40 до 158 USD.
Поправки предусматривают, что за отсутствие названий учреждений, общественных организаций и предприятий на государственном языке или их неиспользование ответственные лица могут быть наказаны денежным штрафом от 40 до 158 USD.
За отсутствие текстов печатей и бланков на государственном языке ответственные лица могут быть наказаны штрафом от 40 до 158 USD.
За неправильное употребление госязыка в предназначенной для информирования общества открытой информации, допущенное повторно в течение года, ответственное лицо может быть наказано денежным штрафом в размере от 40 до 158 USD.

==============================================================

"Уроки латышского для иностранцев".

Правительственный комитет утвердил порядок, по которому иностранцы, претендующие на постоянное жительство в Латвии, должны сдавать экзамен на знание госязыка.
Новшество не затронет проживающих в Латвии военных пенсионеров. Однако содержание самого Закона об иммиграции, под который создавались эти правила, говорит совсем обратное.
Пенсия лишь после экзамена
Иммиграционный закон существует у нас с 1992 года. Согласно ему, сдавать экзамен по госязыку, чтобы быть конкурентоспособными на местном рабочем рынке, необходимо всем претендующим на постоянное проживание в Латвии иностранцам, даже пожилым людям. "Инквизиция" минует тех, кто уже заполучил постоянный вид на жительство или просто продлевает регистрацию. А вот правила к действующему закону чиновники подготовили лишь сейчас. В соответствии с ними с 1 мая 2004 года сдавать на категорию в обязательном порядке придется:
Супругу(-е) гражданина или негражданина Латвии или лица, имеющего разрешение на постоянное жительство, а также его несовершеннолетним детям. Причем есть одно условие — брак должен быть моногамным, т.е. мусульмане из претендентов автоматически исключаются.
Родителям гражданина или негражданина Латвии, если они достигли пенсионного возраста. Правда, с оговоркой: претендовать на пенсии престарелые отцы и матери смогут только в случае получения постоянного (а не временного) вида на жительство;
Иностранцам, которые до 17 июня 1940 года были гражданами Латвии или таковыми были их родители;
Иностранцам, которые непрерывно находились на территории Латвии с временными разрешениями на проживание как минимум 10 лет, их женам (мужьям), которые на таких же условиях жили в нашем государстве не менее 5 лет.
Всех — на комиссию
Всем вышеназванным лицам придется сдавать экзамен комиссии при Минообразовании (в здании министерства на Вальню, 2, или в региональных центрах, где расположатся филиалы комиссии). Правда, большого запаса латышских слов не понадобится. Для получения вида на жительство достаточно сдать госязык на категорию В первого уровня — т.е. самую низкую. Это означает, что претендентам нужно уметь простыми словами рассуждать на общественные и профессиональные темы, читать примитивные тексты, а также заполнять типовые документы, бланки, счета и квитанции.
Навыки будут оцениваться в ходе 6-7-минутного интервью. Чтобы проверить письменные способности, претендентам будет предложено заполнить тест о своей профессии. Если иностранец останется недоволен вынесенным вердиктом, то в течение 10 дней он может подать жалобу в экзаменационный центр. Еще одни нюанс: на экзамен с собой надо будет захватить годные визу или вид на жительство.
Учить язык потенциальным жителям Латвии придется за свой счет. "Они, конечно, могут воспользоваться услугами Фонда интеграции. Этот фонд проводит бесплатное обучение тех, кто желает натурализоваться, но там есть и бесплатные группы для тех, кто просто намерен выучить язык". Интересно, что в отличие от местных неграждан, с которых за получение корочек дерут 20 USD, гражданам других стран ничего платить не придется.
"Те, кто не силен в латышском, могут просто не требовать постоянный вид на жительство, а брать временный, до поры до времени", — успокоила иностранцев специалист МВД. Кстати, нововведение не затронет только лиц, получивших здесь среднее или высшее образование на латышском языке, а также инвалидов всех групп и незрячих.
Автор: П. ЭЛКСНЕ (2004г).

Разрушение старого и доброго строя.

Привет всем, кто жил до ПЕРЕСТРОЙКИ!

До 1990 года в "Республиканском Совете по Управлению курортами профсоюза", обеспечивали сервис и удобства для отдыха трудящихся из всего СССР, в основном в г. Юрмале и по Латвии. В это время вкладывались большие деньги как союзных, так и ведомственных организаций всего СССР, на развитие курортов " ЮРМАЛЫ" и "КЕМЕРИ". Очень большие суммы шли на капремонт зданий здравниц и реконструкцию городских сетей. Велось большое проектирование по развитию курорта Всесоюзного значения. Санатории и пансионаты были переполнены, везде было много народу и очень весело. Сейчас этого ничего нет. Знаменитый " КЕМЕРИ", где работал автор в составе дирекции, сейчас в очень заброшенном виде, остались развалины от бывшей красоты. Юрмала немного в лучшем состоянии, но теперь больше напоминает спальный район города Риги. Теперь большие деньги новых богатых вкладываются в строительство собственных домов и дач. Местные жители остались без работы. Рижане не едут в Юрмалу из-за дороговизны билетов на электричку (в каждом из четырех вагонах электрички находятся теперь кондукторы) и редкое сообщение поездов. Руководство "ЮРМАЛЫ" пытается что-нибудь изменить для лучшего притока отдыхающих из России и СНГ, но правящая националистическая элита Латвии всему этому препятствует и мешает.
Арендовал рядом с клубом пансионата "Селга" видеосалон для отдыхающих. После "перестройки" 1990г. ни клуба, ни салона нет - все денационализировали.


К 800-летию Риги на латвийском TV был подготовлен проект "XX GADSIMTS. POST SCRIPTUM. 1951-2000".
21-серийный цикл передач о событиях в Риге с 1951 по 2000 год.

Начало

© 2000–2016-20.., Официальный сайт. Использование материалов только со ссылкой на сайт и авторов.

Сайт управляется системой uCoz